Главная » 2012 » Июль » 27 » Жуткая современность незахороненных деревень Кормянского района
21:13
Жуткая современность незахороненных деревень Кормянского района

В зоне отселения на территории Гомельской области находится более 100 незахороненных деревень. Это без учета Полесского радиационно-экологического заповедника. Для того чтобы сравнять эти объекты с землей, требуется много денег и не один десяток лет. Корреспондент "ГП" побывал в отселенных деревнях Кормянского района и узнал, нужны ли туристам такие села, чем может удивить заброшенная школа и почему местные жители с пугающей частотой не замечают знаков, предупреждающих о радиационной опасности. Только на бумаге — Вот эти деревни уже захоронены, — рассказывает главный специалист по Кормянскому району администрации зон отчуждения и отселения Алексей Гвоздарев, указывая места на карте отселенных территорий. — Они когда-то были под нашим контролем, но в процессе мониторинга стало ясно, что данная территория не нуждается в контрольно-пропускном режиме: уровень радиации не превышает допустимых пределов. — Остались вот эти участки, которые патрулирует специальный взвод милиции, — добавляет он. Они-то нам и нужны: деревни, которые были отселены после катастрофы на ЧАЭС, но до сих пор не захоронены. Этакое подобие Припяти, куда съезжаются туристы-экстремалы со всего мира, чтобы прочувствовать на себе атмосферу города, которого нет. В Кормянском же районе есть четыре деревни, которые существуют лишь в воспоминаниях местных жителей. От захоронения их пока спасает отсутствие необходимых финансов. А стоит ли вообще трогать эти строения? Многие обыватели скажут: "Не нужно их сносить, туристам будет что посмотреть!". А вот специалисты к подобной идее относятся крайне скептически. Лично меня увиденное впечатлило. Алексей Анатольевич выписывает сюда пропуска, и без его письменного разрешения проникновение в зону считается административным нарушением. Штраф за такой проступок немаленький — 1 миллион рублей. Причина, по которой люди хотят легально попасть в отселенную деревню, как правило, одна: навестить родных и близких на местном кладбище. У нелегалов причин находиться здесь не больше: сбор грибов да ягод. Есть еще черные копатели, которые занимаются поиском монет. В Струмени, которая считалась одной из самых больших деревень в районе, есть два кладбища: "мужицкое" и для представителей шляхты. Людей сюда с каждым годом приезжает все меньше и меньше. Многие старики, которые раньше приезжали убрать могилки родных, просят после смерти похоронить их на этом же кладбище. Традиции здесь всегда чтили и уважали, да и сама деревня была основана аж в 1527 году. Совсем немного не дожила до своего 500-летия… В этом году на въезде в деревню по инициативе местных жителей даже установили памятный знак. В отличие от Струмени, захороненной в 2008 году, в Золотомино сохранились практически все строения. Сквозь деревья можно рассмотреть весьма презентабельное здание почты,Чуть поодаль находится ФАП. На момент нашего приезда буквально все дома в деревне были помечены какими-то странными кодовыми надписями. Как оказалось, это "сталкеры" готовили площадку к игре. Одни наносили коды, другие должны были их отыскать. Такое вот развлечение на грани экстрима. Но это, наверное, самые безобидные гости отселенных деревень. Много хлопот доставляют мародеры. Казалось бы, что еще ценного можно найти в этих местах? В основном вывозят металлолом и стройматериалы. Конечно же, с дозиметрами никто из этих "кладоискателей" не ходит, поэтому остается лишь догадываться, с какой силой будут фонить на их участках построенные сарайчики и заборчики. Хотя после катастрофы некоторые дома полностью перевозили на чистую территорию. Но и контроль был соответствующий: все стройматериалы перед вывозом проверяла санстанция. Жутко. Интересно. Мы решили зайти в здание местной школы. Со стороны дороги она абсолютно не видна, поэтому пробираться приходится сквозь лесные заросли. Впечатления, надо сказать, жутковатые. Хотя окажись здесь ночью в одиночестве — и ощущения пришлось бы смело умножать на десять. Стекол нигде нет, зато оконные рамы на месте. В одном из помещений на стене сохранились детские рисунки......а другое целиком и полностью украшено причудливой стеклянной мозаикой. Уровень радиационного загрязнения в этих местах невозможно привести к общему знаменателю. В здании школы деревни Хлевно дозиметр показал 0,20 мкЗв/час, а метрах в двухстах от нее — 1,50 мкЗв/час. И это не предел. — А вам не страшно ежедневно находиться в такой, мягко говоря, нездоровой атмосфере? — интересуюсь у Алексея Гвоздарева. — Нужно просто все делать по правилам, — говорит он. — Не есть что попало, не сидеть где не надо. Каждый год мы в обязательном порядке проходим медкомиссию. Пока со здоровьем все нормально. В опасных местах я стараюсь не останавливаться. Чего здесь топтаться лишний раз? Правда, у одного сотрудника милиции, патрулировавшего на протяжении многих лет эту зону, не так давно проверяли щитовидную железу и нашли злокачественную опухоль. Так что шутить с этим не нужно. — Одежду как-то обрабатываете после рабочего дня? — Нам для работы выдается спецодежда, которую мы по всем нормам должны сдавать в прачечную. Ну а где в Корме прачечная? Поэтому обычно стираю вручную. Кроме этого, машину нужно помыть, пропылесосить. Жена для этих целей пылесос категорически отказывается давать (смеется. - Прим. авт.). — Знаки "Радиационная опасность", которые установлены по всей территории зоны, как-то действуют на грибников? — Некоторые вырывают их вместе со столбами. Логика простая: ничего не видел, ничего не знаю. Однажды сотрудники милиции остановили машину без пропуска. Попросили открыть багажник, а там лежит знак. Одну девушку оштрафовали за то, что она лисички на загрязненной территории собирала, так она после этого в отместку на протяжении года срывала знаки в лесу и писала на них "Это вам за мои штрафы". Я себе парочку на память оставил, в гараже лежат. Бывало, что за неделю на нее по четыре протокола составляли. А за всеми ведь не уследишь. Зона большая, а людские ресурсы ограничены. В Городке, еще одной отселенной деревне, находились ведомственные дома льнозавода.А предприятие и по сей день располагается буквально в нескольких метрах от них. О прошлом напоминает его юридический адрес: Кормянский район, деревня Городок. По словам Алексея Анатольевича, льнозавод решили не перевозить в другое место сугубо из экономических соображений. Да и уровень загрязнения в этих местах был небольшим, поэтому жителей переселили только в начале 90-х годов. А до этого проводили на территории льнозавода дезактивацию: верхнюю часть грунта сняли, крыши помыли, шифер заменили, а старый вывезли на пункты захоронения отходов дезактивации. В следующем году, если позволят финансы, планируется захоронить деревню. А это удовольствие не из дешевых. — Захоронение той же Струмени длилось около года, — рассказывает Алексей Гвоздарев. — Сначала приехали специалисты, подсчитали все подворья, сделали замеры. Только потом к работе приступила техника. Отчего-то кажется, что туристические маршруты по зоне отселения пользовались бы большой популярностью у иностранцев. Однако есть масса законодательных и моральных аспектов, которые не позволят в ближайшее время воплотить в жизнь подобную идею. И это справедливо хотя бы из соображений безопасности. Но все же некоторые деревни наверняка стоит оставить в первозданном виде. Как памятник той страшной трагедии. Качественные запчасти опель в Донецке, проконсультируем по ценам!
Просмотров: 645 | Добавил: qqq | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей